11460297

 

Несмотря на то что Лев Николаевич оставил после себя огромное наследие, этот труд — самый важный не только в его библиографии, но и, пожалуй, во всей русской литературе.

Как бы это не было банально, но классику нужно знать. И когда тебе, молодому и самостоятельному, в твои 15, пыталась об этом сказать учитель литературы Тамара Кузьминична, ты смеялся, ведь даже такие увесистые четыре тома не могли справиться с разместившимися на другой чаше весов девочками, тусами и пробами всего запретного.

Когда созрело яблоко и падает, — отчего оно падает? Оттого ли, что тяготеет к земле, оттого ли, что засыхает стержень, оттого ли, что сушится солнцем, что тяжелеет, что ветер трясет его, оттого ли, что стоящему внизу мальчику хочется съесть его?
Ничто не причина. Все это только совпадение тех условий, при которых совершается всякое жизненное, органическое, стихийное событие. И тот ботаник, который найдет, что яблоко падает оттого, что клетчатка разлагается и тому подобное, будет так же прав и так же не прав, как и тот ребенок, стоящий внизу, который скажет, что яблоко упало оттого, что ему хотелось съесть его и что он молился об этом.

Но рано или поздно ты сам придёшь к тому, чтобы прочесть этот фолиант. И поверь, дочитывая последнюю страницу, ты будешь жалеть, что классик написал всего четыре тома.

Наконец-то ты поймёшь троллинг 90-го левела с поручиком Ржевским в полюбившихся анекдотах, узнаешь, что Аустерлиц — это совсем не друг Наполеона, как ты писал в сочинениях, да и вообще узнаешь о настоящей чести и отваге. Ну и заодно, познакомишься с жизнью, которой жили твои соотечественники пару веков назад.

Share on VKTweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+Share on LinkedInShare on TumblrPin on Pinterest